15:02 

Любовь слепа

Пейринг: Маркус Флинт/Оливер Вуд

Рейтинг: PG-13

Жанр: Humor/Romance

Размер: Мини

Статус: Закончен

События: ПостХогвартс, Фик о второстепенных героях, Чистая романтика

Саммари: "Ты же скоро мимо бладжера будешь лупить, слепня! - возмущался Вуд. - Или в ворота когда-нибудь врежешься! Я уже не говорю о том, что твой прищур просто пугает людей! Они ведь не догадываются о том, что ты не проклясть их хочешь, а просто пытаешься рассмотреть!"

Предупреждение:AU эпилога и, скорее всего, OOC, но я пыталась.

ER (Established Relationships).

Благодарность: Братьям-очкарикам. Я с вами, друзья :)

_____________________________________________________

Маркус тяжело вздохнул и толкнул плечом дверь. Электрический свет резанул глаза, и после полутёмного коридора больницы это оказалось крайне неприятным. Флинт сощурился и начал с тревогой оглядываться по сторонам.

Унылые стены с картонками дипломов, огромный диван для посетителей, докторский стол с отполированной до блеска столешницей, крутящееся кресло, приборы-монстры неизвестного назначения, выглядевшие устрашающе, — всё в кабинете было отвратительно светлым. Но самое ужасное заключалось в том, что таблица Снеллена тоже напоминала одно сплошное светлое пятно,

— Проходите, мистер Флинт, — девушка-ассистентка приветливым голосом пригласила Маркуса, топтавшегося на пороге, — садитесь, пожалуйста, доктор Эттвуд сейчас подойдёт.

— Вуд? — изумился Флинт.

— Доктор Рик Эттвуд, офтальмолог, — уточнила дамочка. — Вы записаны именно к нему.

Марк усмехнулся созвучию фамилий и, несколько расслабившись, плюхнулся на диван.

У медички были светлые волосы, они почти сливались с её халатом. "Господин Эттвуд, судя по всему, старался подобрать интерьер в одной цветовой гамме", — подумал Флинт. Лица ассистентки было не разглядеть, как Маркус не щурил глаза, увидеть удалось только яркую красную кляксу, отдалённо напоминавшую губы.

— Возраст? — тем временем по-деловому задала вопрос клякса.

— Двадцать пять, — отрапортовал Маркус.

— Семейное положение?

Флинт замялся.

— Не женаты? — Маркусу показалось, что в вопросе прозвучала надежда.

— Нет. Но у меня есть постоянный партнёр.

Ассистентка состроили огорчённую гримасу, что, впрочем, осталось для Маркуса незамеченным. Однако вскоре профессионализм медицинского работника возобладал над эмоциями, и блиц-опрос продолжился.

— Ваш род деятельности?

— Профессиональный игрок в квиддич, — не подумав, на автомате ляпнул Маркус.

— Квиддич? — переспросила девушка. — Никогда не слышала.

— Это разновидность крикета, мисс, — кинулся исправлять положение чуть было не проколовшийся Флинт. — Игра новая, но стремительно набирающая популярность.

Ассистентка заинтересованно закивала и продолжила:

— Какие заболевания вы перенесли в детстве, мистер Флинт?

Маркус хотел было возмутиться: ещё бы, его, абсолютно здорового во всех смыслах мужчину, обвиняют в немощи! Да он сроду ничем не болел, и у него идеальное здоровье! Давление сто десять на семьдесят. Дыхание после физтренировки быстрей всех восстанавливает. На него колдомедик команды нарадоваться не может!

— Корь, ветрянка, коклюш? — тем временем помогла насупившемуся посетителю ассистентка. — Может быть, неврит?

— Да всё в порядке у меня с нервами! — вскинулся Маркус. — Какое это вообще имеет отношение к моему визиту?

— Мистер Флинт, — спокойно, словно ребёнку, объяснила девушка, — иногда заболевания, которые мы переносим в детстве, могут стать причиной развития глазных недугов. Мне нужно составить полную картину, чтобы доктору было проще назначить лечение. Итак, в детстве вы болели...

— С метлы я падал, — брякнул Маркус.

Скорее всего, девушка удивилась, так как некоторое время она молчала, но потом всё же решилась уточнить:

— С метлы? Это такой... аттракцион?

— Да, то ещё веселье, попробуйте на досуге, — скривился Флинт. — Можно глаз выбить, можно позвоночник сломать, это уже как повезёт.

Докучливая медичка надоела до ужаса, хотелось уже, чтобы появился доктор и закончил этот цирк. Устроили тут допрос с пристрастием.

— Вы шутите, я надеюсь?

— Ну конечно, мисс! — китайским болванчиком закивал головой Флинт, вдруг вспомнив о Статуте. — Юмор у меня такой, понимаете? — Маркус попытался очаровательно улыбнуться. По стуку ручки, выпавшей из рук девушки, он понял, что ему это вполне удалось.

Через некоторое время покорённая "животной притягательностью" Маркуса ассистентка ожила.

— Итак, в детстве вы ничем не болели, если не учитывать падение с метлы. Хронические заболевания беспокоят? Диабет, астма, проблемы с сердцем?

— Не страдаю, — на этот раз Маркус решил быть лаконичным.

Девушка уткнулась в монитор компьютера и резво заклацала по клавишам.

— Как давно стало ухудшаться зрение, мистер Флинт? — спустя некоторое время опять зашевелилась ассистентка.

"Когда Вуд притащил домой идиотскую игровую приставку", — хотел уже было ляпнуть Маркус, но вместо этого уклончиво ответил:

— Год назад... может, чуть больше.

— Что же вы с визитом так затянули? — не преминула укорить посетителя девица. — Для профессионального игрока в крикет хорошее зрение крайне важно, — сумничала она.

— Сборы, соревнования, тренировки, понимаете? — попытался оправдаться Флинт. — Времени ни на что не хватает...


* * *
Маркус, конечно, лукавил. Найти пару свободных часов для посещения офтальмолога он мог, вот только не хотел и даже упирался, когда Оливер чуть ли не силой пытался запихнуть его на приём к врачу.

Была ли тому виной игровая консоль, действительно принесённая Оливером в их общую квартиру в маггловском Лондоне, или увлечение Маркуса сауной (любил он расслабиться в парилке после тяжёлой тренировки), или наследственная предрасположенность, неизвестно, но за последнюю пару лет зрение Маркуса действительно сильно ухудшилось. Сначала просто пропала "резкость" и ясно различаемые ранее предметы стали будто расплываться. Флинт тогда не придал этому факту большого значения, ну подумаешь, просто глаза устали, с каждым бывает. Дальше — больше. Маркус уже не мог разглядеть актёров кинофильмов на экране огромного телевизора в их с Оливером гостиной.

— Ты решил ближе познакомиться с декольте мисс Джоли? Или ты Пита рассматриваешь? — однажды обиженно поинтересовался Вуд, когда Маркус во время просмотра киношки про наёмных убийц перекочевал с дивана на кресло, стоявшее чуть ли не вплотную к телеку.

— Пушка у неё интересная, — соврал опомнившийся Флинт и тут же вернулся к Оливеру, променяв чёткость телевизионной картинки на тепло любимой тушки под боком. — И почему только у магов таких нет? — щурясь, добавил он.

Вуд тогда промолчал, но, видимо, кое-какие выводы из поведения Флинта сделал. И когда тенденция с плясками вокруг экрана стала повторяться, Олли забил тревогу.

"Ты же скоро мимо бладжера будешь лупить, слепня! — возмущался Вуд. — Или в ворота когда-нибудь врежешься! Я уже не говорю о том, что твой прищур просто пугает людей! Они ведь не догадываются о том, что ты не проклясть их хочешь, а просто пытаешься рассмотреть!"

Маркус в ответ рычал, ругался и отбрыкивался. Они стали часто ссориться. Вуд настаивал на том, что Маркусу просто необходимы очки, а Флинт боялся признаться себе в том, что он в чём-то неполноценен. Забота партнёра была понятна и, что уж там, приятна, но детские комплексы времён Хога не давали покоя.

"Ещё чего не хватало, посмотрите, тролль в очках! И так рылом не вышел, а если ещё и стёкла эти дурацкие будут... Урод уродом! Это Вуд себе может позволить делать что угодно со своей мордахой, ему хоть брови сбрей, хоть тоннель в носу просверли, всё равно смазливым останется. И глазёнки его вечно удивлённые никакие стекляшки не испортят! — печально размышлял Маркус, мысленно примеряя на себя очочки а-ля Джон Ленон. — А вот Олли бы очки пошли, только ему неудобно в них будет, у него ресницы длиннющие..."

Уговоры Вуда возымели силу после того, как Маркуса во время тренировки сбил бладжер. Летящий на огромной скорости шар он просто не заметил, а когда тот оказался в полуметре от него, только и успел отвернуться и принять удар спиной, а не грудью или, того хуже, головой. Приземлившись на невидимую страховочную сетку, Маркус понял, что дальше тянуть нельзя, и искажённое от беспокойства лицо Оливера, подлетевшего к нему, тоже говорило об этом.

На следующий день после падения в доме появилась таблица с буквами разной величины.

— Таблица Снеллена, с её помощью магглы измеряют зрение, — важно заявил тщательно изучивший вопрос Олли. — Закрывай один глаз и читай сверху вниз то, что видишь.

— Хрень какая-то, — нелестно отозвался об изобретении простецов Маркус, но всё же прикрыл ладонью левый глаз. — E, F, R, I, D... — забубнил он.

Буквы плясали и дальше четвёртой строчки чтению не поддавались.

— Всё, дальше не вижу, — сдался Маркус и открыл глаз. — О, это, оказывается, не D была, а C! — искренне удивился он.

Олли лишь вздохнул тяжело и сказал:

— Ага, а ещё ты перепутал несколько раз F и E. У тебя правильных ответов только половина. Так что минус десять баллов, Слизерин. Завтра же ты идёшь к окулисту, — сурово закончил Вуд. — Иначе я тебя вырублю ночью Ступефаем и левитирую в больницу сам.

Так Маркус и оказался в этом ослепительно белом кабинете маггловской офтальмологической клиники.


* * *
После испытаний ассистенткой Маркусу наконец-то удалось познакомиться с доктором Эттвудом. Им оказался улыбчивый молодой человек среднего возраста (для Маркуса все мужчины, не имевшие четко видимой бороды и седых волос, были людьми среднего возраста). Доктор протестировал Флинта на злосчастной таблице и был крайне удивлён результатами.

— Мистер Флинт, я в восхищении! Редко кто может похвалиться способностью прочитать все одиннадцать строчек, — восторженно закудахтал он. — В особенности тех строчек, что напечатаны на обратной стороне листа. У вас поистине рентгеновское зрение!

Что такое рентген, Маркус не знал, но в похвале медика ему послышалась насмешка. Наверное, не надо было цитировать последнюю строчку, перебор получился. Но что, он зря учил в приёмной эти дурацкие строчки? Врач же продолжил:

— Я, конечно, могу выписать вам заключение о том, что у вас стопроцентное зрение... — здесь Эттвуд сделал многозначительную паузу, после которой серьёзно продолжил: — Но когда вы въедете на машине в столб или, не дай бог, конечно, собьёте человека, эта бумажка вам вряд ли поможет.

Эттвуд подошёл к Маркусу и по-дружески сжал его плечо.

— Маркус... Вы позволите вас так называть?

Пристыжённый Флинт удручённо кивнул.

— Так вот, Маркус, нет ничего постыдного в том, чтобы признаться, что у вас есть проблемы. Вы ведь взрослый человек, неужели вы боитесь насмешек окружающих?

В голове Маркуса промелькнула картинка: вот смелый, но немного отчаянный камикадзе кричит Маркусу что-нибудь вроде "Флинт-очкарик" или "Четырёхглазый тролль", а вот он же лежит на земле с полным отсутствием передних зубов... Что же, если у кого-нибудь и повернётся язык обозвать его, как это было в Хогвартсе, то и действовать Маркус будет, как в школе. То есть, прямой наводкой в челюсть, не размышляя.

Флинт улыбнулся.

— Нет, доктор, не боюсь.

— Вот и отлично, — подмигнул врач. — Закрываем левый глаз и читаем снова. Читаем, Маркус, а не отвечаем наизусть...


* * *
Расстояние от оптики до дома было не больше пары миль, поэтому Маркус решил пройтись, а не аппарировать. За эти две недолгих мили Флинт сделал несколько важных открытий: во-первых, в городе уже давно наступила весна, и распустились абсолютно все деревья (некоторые даже цвели); во-вторых, оказывается, асфальт — это не просто серое однородное полотно, раскрашенное белыми полосами разметки, на нём есть выбоины, трещинки и выпуклости. И в-третьих, даже если на тебе надеты очки, ты, засмотревшись по сторонам, всё равно можешь нечаянно впороться в прохожего.

— Смотри, куда прёшь! — завозмущался ушибленный с того самого неоднородного асфальта. — Очки напялил, чтобы умным казаться?

— Ай-яй-яй, Олли, — сказал Маркус, протягивая руку Вуду и помогая тому подняться. — С виду такой воспитанный мальчик, а грубишь незнакомым людям на улице.

Оливер неверяще смотрел на Флинта и удивлённо хлопал ресницами. Действительно чертовский длинными ресницами. Тёмными, а на самых кончиках — немного выгоревшими, в очках их рассмотреть оказалось на удивление просто.

— Марк? — наконец отмер он. — Ну нихрена себе! Тебя не узнать! Ты прям... профессор!

— Ага, Альбус Персиваль Старый Хер Дамблдор, приятно познакомиться, — Маркус деловито поправил очки на переносице.

Вуд рассмеялся.

— Эй, мы так не договаривались! Я только на молодой хер согласен. Хотя теперь я точно уверен, что это ты, а не какой-то левый чувак, которому просто идут очки.

Флинт попытался не выдать тот факт, что бесхитростный комплимент Вуда его смутил. Он приобнял Олли за плечи и томным шёпотом поинтересовался:

— Тогда как насчёт мистера Гарри Джеймса Поттера?

— Так он, вроде, не профессор. И молнии я не наблюдаю... — Вуд пальцем провёл по лбу Маркуса. — Слушай, может, она сползла куда-нибудь?

— На улице проверять будешь или всё же до дома потерпишь? — засмеялся Марк.


* * *
На экране в гостиной Тони Монтана (1) делал головокружительную карьеру наркоторговца, но всё же основное действие разворачивалось на любимом Маркусом и Оливером диване. Тщательный осмотр, проведённый дотошным Вудом, показал: на любимом теле нет лишних шрамов-молний, только пара уже блёклых засосов в районе левого соска. Оливер, подумав, исправил несправедливость, и теперь и правую грудь украшала пара ярких отметин.

— Для симметрии, — пояснил он наблюдавшему за его действиями Маркусу.

Из телевизора доносилась пальба, бедный Тони, попавший во вражескую осаду, уже готовился проститься с жизнью, но ни Оливер, ни Маркус этого не видели. На пол с тихим стуком опустились стильные стёкла в чёрной прямоугольной оправе, и все лица со шрамами и очками были забыты.
_________________________________________
(1) Главный герой фильма "Лицо со шрамом".

@темы: флинтвуд

URL
Комментарии
2015-11-20 в 18:23 

Спасибо за чудесную работу. Люблю эту парочку, такие забавные.

URL
   

Былое и думы

главная